Николай Кречетов (nick_krechetov) wrote,
Николай Кречетов
nick_krechetov

Category:

Чужие детали. Об импорто-замещении в умах

Мещанство и хамство смертельно опасны. Смертоносны. Мещане и хамы убивают ради своего брюха и пуховых перин. И напрямую, и мимоходом — сопутствующие потери. Тряпьё, дресс-код — главное мерило. «Своя рубашка — это своя рубашка» — закон непреложнее, чем Конституция. Раньше хамство и мещанство порицались, их искореняли. Новейшие времена выхолащивают в человеке человечность, потому эту «парочку» насаждают и лелеют.
Хамам и мещанам есть, с кого брать пример — с элиты! Той, что носит часы за 36 миллионов, костюм за 500 тысяч, когда пенсионеры сидят «на макарошках», а детей нечем лечить. И такая показная разнузданность власть имущих — не только пример, но и «отмазка» для мещан: если нашей «верхотуре» важнее костюм и домик для уточки, чем здоровье и жизнь граждан страны, которой они рулят, то с меня какой спрос? Думаешь: для чего отовсюду-повсюду насаждают базарное хабальство? «Звёзды» со штопанными-перештопанными «фейсами» поучают: во что одеться, как поесть, какими обоями поклеить стены, какой диван поставить у какой стенки. Но какая сверхидея в этих мещанских хлопотах у заграничных кураторов нашей элиты, которая над нами — госпожа, а перед заграницей — подобострастный лакей? Да потому что в трудные времена выжить, выстоять можно только вместе, сообща, помогая и поддерживая друг друга. У хама и мещанина нет понимания соборности, коллективной ответственности, им неведомо, что такое «сообща», что такое помочь. Эта публика солидаризироваться и «за други своя» что-то сделать просто физически не способна. А чтобы «отжать», со всеми её ресурсами, страну, заполненную хамами, армии не нужны! По одному перещёлкаешь в очереди за брендовыми шмотками в полцены.
«Юноше, обдумывающему житие», навязывают: ты и твой «прикид» — в центре мироздания — именно, чтобы омещанить, охамить.
Катастрофа самолета SSJ-100 в Шереметьево высветила в буквальном смысле этого слова, как мещане и хамы убивают. Бортпроводница трагического рейса: «Многие пассажиры создавали толкучку тем, что закрывали собой проход, пытаясь спасти свои чемоданы. Их не смущало то, что за ними пытаются выйти люди, что счёт шёл едва ли не на секунды». Это те самые хамы и мещане. Им втемяшивали устой «нового мы́шления»: «Не дай себе засохнуть». «Вы не смогли выскочить из горящего самолёта, потому что я перегородил вам путь к выходу, корячась со своим чемоданом? Это ваши проблемы».
«Бойтесь равнодушных, ибо это с их молчаливого согласия совершаются все предательства и убийства на планете…» Равнодушные к чужой жизни и «трепыхающие сердцем» по поводу чемодана и ручной клади убийцы и предатели человечного в человеке маршировали с вынесенной из огня поклажей по взлётному полю. Западные кураторы ликовали, глядя на эти кадры: «Ваши деды-прадеды из огня людей, зачастую чужих, выносили, жизнью жертвовали, грудью на амбразуру — за жизнь товарищей? Вы, их ничтожные потомки, баулы спасаете, оставляя людей в огне». Памятник победившему хаму и «новому мы́шлению»: мурло либерализма на поле Шереметьева с чемоданом на колёсиках.
Но обращают на себя внимание крики о ненадёжности отечественной авиатехники. Советская, безусловно, была надёжнее. Да и оборудование в этом «супер-», то, что вышло из строя, чьё? «Иностранное название самолёта (Sukhoi Superjet 100) связывают с тем, что он почти на 80% собран из импортных комплектующих. Систему удаленного управления представила немецкая компания Liebherr Aerospase. Бортовое оборудование представила корпорация из Франции Thales. Все комплектующие пассажирского салона разработала американская компания Aerospase. Шасси, гидросистему, топливную систему, тормоза и электронику также предоставили иностранные компании».
В стародавние времена сатирик Райкин всесоюзно и беспощадно порицал советских портных, плохо пошивших костюм. А всё потому, что рукав шьёт один, пуговицы пришивает другой, воротник тачает третий. Негодная советская власть обеспечивала негодными костюмами творческую интеллигенцию, за что и была заклеймлена, а потом и уничтожена. Самолёты и ракеты выпускали превосходные, а костюмы шили так себе. Долой такую власть!
Ныне потомки этого сатирика шьют себе отличные костюмы по всему миру. Но уже — не до самолётов. Их лепят из чего придётся, кто что пришивает. Но не слышим от сынка в хорошем костюме, чтобы он клеймил эти французско-немецко-американские системы.
К тому же, «по данным международной ассоциации воздушного транспорта, в мире в результате авиакатастроф гибнет около 580 человек в год. В среднем погибает один пассажир из 4,7 млн.». А вот в автоавариях только в нашей стране гибнет около 20 тысяч человек в год, «в России поездка на автомобиле примерно в 200 раз опаснее самолёта». За одни сутки в России в автоавариях погибает 47 человек! И подавляющее большинство автомобилей ныне иностранные, а отнюдь не отечественные, или собранные у нас из завезённых комплектующих. К тому же то и дело выясняется, что разработчики автомобилей скрывали данные о дефектах, которые могли привести к отказу техники. Но не слышно криков, что «Мерседесы», «Порше», «Ниссаны», «Опели» массово убивают россиян.
Странная цель новостных подач: не просто сообщить о чём-то, а заклеймить всё наше — к тому же не совсем и наше.

© Анна Серафимова

Tags: liberast must die, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments